Объявление о прибытии мощей

 

Дорогие братья и сестры!

 

В среду 18 октября в 9.00 в соборе Новомучеников и Исповедников Белгородских прибывают из Ташкентской епархии  иконы с мощами свщмч. Киприана и мц.Иустинии, а также ковчег с  частицей мощей  святителя Луки Войно-Ясенецкого. Святыни будут находиться в соборе  до 19 октября.

 

Приглашаем всех помолиться и приложиться к святыням!

 

В 3 ве­ке в цар­ство­ва­ние рим­ско­го им­пе­ра­то­ра Де­кия жил в Ан­тио­хии язы­че­ский муд­рец, зна­ме­ни­тый волх­во­ва­тель Ки­при­ан. Он уми­ло­сти­вил жерт­ва­ми са­мо­го кня­зя тьмы, от­дал ему во власть все­го се­бя, и тот дал ему в услу­же­ние полк бе­сов и обе­щал по­ста­вить кня­зем по ис­хож­де­нии из те­ла. Мно­гие об­ра­ща­лись к нему в сво­их нуж­дах, и он по­мо­гал им бе­сов­ской си­лой. Об­ра­тил­ся к нему од­на­жды юно­ша по име­ни Агла­ид, сын бо­га­тых и знат­ных ро­ди­те­лей. Од­на­жды уви­дел он де­вуш­ку Иусти­ну и по­ра­зил­ся ее кра­со­той, и стал с тех пор ис­кать ее рас­по­ло­же­ния и люб­ви, она же от­ве­ча­ла ему от­ка­зом: «Же­них мой – Хри­стос; Ему я слу­жу и ра­ди Него хра­ню мою чи­сто­ту».

Во­ору­жив­шись тай­ны­ми зна­ни­я­ми и при­звав на по­мощь нечи­стых ду­хов, Ки­при­ан три ра­за по­сы­лал их со­блаз­нить Иусти­ну. Они вну­ша­ли ей дур­ные мыс­ли, раз­жи­га­ли в ней плот­скую страсть, ис­ку­ша­ли льсти­вы­ми и лу­ка­вы­ми ре­ча­ми, но Иусти­на по­беж­да­ла их по­стом, мо­лит­вой и крест­ным зна­ме­ни­ем, и, по­срам­лен­ные и устра­шен­ные кре­стом Гос­под­ним, они бе­жа­ли с по­зо­ром. Воз­не­го­до­вал то­гда Ки­при­ан и стал мстить Иустине за свой по­зор. Он на­слал мор и яз­вы на дом Иусти­ны и на весь го­род, как неко­гда диа­вол на пра­вед­но­го Иова. Она же усерд­но мо­ли­лась, и бе­сов­ское на­ва­жде­ние пре­кра­ти­лось. По­сле та­кой пе­ре­ме­ны лю­ди ста­ли про­слав­лять Хри­ста, а Ки­при­ан, про­зрев, от­рек­ся от дел диа­во­ла, ис­по­ве­дал все мест­но­му епи­ско­пу Ан­фи­му, от­дал ему на со­жже­ние все свои кни­ги и умо­лял со­вер­шить над ним Свя­тое Кре­ще­ние.

Он вполне из­ме­нил свою жизнь, через семь дней по­сле кре­ще­ния его по­ста­ви­ли во чте­ца, через два­дцать дней – в ипо­ди­а­ко­на, через трид­цать – в диа­ко­на, а через год ру­ко­по­ло­жи­ли в иерея. Ско­ро он был по­став­лен епи­ско­пом и в этом сане про­во­дил та­кую свя­тую жизнь, что срав­нял­ся со мно­ги­ми ве­ли­ки­ми свя­ты­ми.

Во вре­мя го­не­ний на хри­сти­ан при им­пе­ра­то­ре Дио­кли­ти­ане Ки­при­а­на и Иусти­ну окле­ве­та­ли, по­са­ди­ли в тем­ни­цу, по­том ве­ле­ли по­ве­сить свя­то­го и стро­гать ему те­ло, а Иусти­ну – бить по устам и гла­зам. По­сле это­го их бро­си­ли в ко­тел, но ки­пя­щий ко­тел не при­чи­нил им ни­ка­ко­го вре­да. В кон­це кон­цов их осу­ди­ли на усе­че­ние ме­чом.

Ви­дя непо­вин­ную смерть му­че­ни­ков, во­ин Фео­к­тист объ­явил се­бя хри­сти­а­ни­ном и был каз­нен вме­сте с ни­ми.

Свя­щен­но­му­че­ник Ки­при­ан, свя­тая му­че­ни­ца Иусти­на и свя­той му­че­ник Фео­к­тист умерщ­вле­ны в Ни­ко­ми­дии в 304 го­ду.

Архиепископ Лука (в миру — Валентин Феликсович Войно–Ясенецкий) родился в Керчи 27 апреля 1877 года. Окончив гимназию, он решил посвятить себя тому, что полезно для страдающих людей, и избрал медицину. По окончании университета будущий святитель занимался практикой и теоретическими исследованиями в области медицины. В 20–х годах ХХ века работал хирургом в Ташкенте, активно участвовал и в церковной жизни, например, в заседаниях церковного братства. Слова епископа Ташкентского и Туркестанского Иннокентия: "Доктор, вам надо быть священником",— он воспринял как Божий призыв. 
После трёхлетнего служения в сане иерея отец Валентин принял монашеский постриг с именем святого апостола, евангелиста и врача Луки. 31 мая 1923 года иеромонах Лука по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Тихона был тайно рукоположен во епископа. С того времени начался его крестный исповеднический путь. Многочисленные аресты, пытки и ссылки не ослабили усердие святителя в исполнении архипастырского долга и во врачебном служении людям. 
Владыке Луке пришлось много пострадать за православные убеждения, которых он придерживался в жизни и в работе. Вот лишь один из фактов, с каким смирением, мужеством и мудростью принимал он несправедливые нападки и гонения властей. 
"Общественный обвинитель", чекист Петерс, привлёк владыку к судебному разбирательству по так называемому делу врачей (1921 год). Среди вопросов был и такой: "Как это вы верите в Бога, поп и профессор Ясенецкий–Войно? Разве вы его видели, своего Бога?" "Бога я действительно не видел, гражданин общественный обвинитель. Но я много оперировал на мозге и, открывая черепную коробку, никогда не видел там также и ума. И совести там тоже не находил",— с достоинством парировал владыка. 
"Дело врачей", сфабрикованное Петерсом, с треском провалилось, но спустя некоторое время Владыку всё равно репрессировали. Сосланного властями в далекий Туруханск, смиренного святого врача утешал великий И.П. Павлов: "Всей душой сочувствую Вам в Вашем мученичестве". 
Это был поистине чудотворец. Запомнилась история о том, как ему в Сибири пришлось делать полостную операцию крестьянину перочинным ножом, а рану зашивать женским волосом, причём нагноения не было. 
Между первой ссылкой в Туруханск и второй ссылкой в Архангельск владыка жил в Ташкенте. Там он продолжал вести приём больных у себя на дому. Его отношение к пациентам хорошо иллюстрирует следующий случай. Однажды владыка Лука заметил на ступеньках городской больницы девочку–подростка и маленького мальчика. Чуткий к чужим бедам, он тотчас заподозрил неладное и подошёл к детям. Выяснилось, что их отец умер, а единственный в городе близкий человек — мать в больнице и, очевидно, надолго. Лука повёл детей к себе в дом, нанял женщину, которая ухаживала за ними, пока не выздоровела их мать. 
Девочка (её звали Шура Кожушко), которой было тогда пятнадцать–шестнадцать лет, стала помогать владыке Луке на врачебных приёмах. Она быстро освоила основы медицины и через год, не поступая ни в какое учебное заведение, стала хорошей медицинской сестрой. Владыка Лука постоянно посылал Шуру по городу искать больных, нуждающихся в помощи и материальной поддержке. 
Одной из найденных ею сирот была Рая Пуртова. Эта девочка приехала в Ташкент сразу после средней школы в надежде продолжить учебу. На беду она заболела воспалением лёгких, лежала одна в чужом доме, лечить её и ухаживать за ней было некому. Рая была истощена. В то время, когда не применялись ещё антибиотики, она вполне могла бы погибнуть. По просьбе епископа Луки, в одной верующей семье девочке стали давать усиленное питание. Рая окрепла, встала на ноги. Несколько раз заходила она к спасшему её врачу как пациентка, а потом подружилась с Шурой Кожушко. Рае запомнились слова, которые однажды произнес владыка Лука: "Главное в жизни — всегда делать людям добро. Если не можешь делать для людей добро большое, постарайся совершить хотя бы малое". "Любой разговор как–то сам собой поворачивался так, что мы стали понимать ценность человека, важность нравственной жизни",— вспоминала потом Раиса Петровна. Где бы и кого бы ни лечил легендарный врач, он никогда не стеснялся искренне отвечать благодарным пациентам: "Это Бог вас исцелил моими руками. Молитесь Ему". 
Будучи в третьей ссылке под Красноярском, уже в начале Великой Отечественной войны, епископ Лука предложил властям свой опыт и мастерство для лечения раненых советских воинов. С октября 1941 года его назначили консультантом всех госпиталей Красноярского края и главным хирургом эвакогоспиталя. Инспекторская проверка показала, что ни в одном другом госпитале не было столь блестящих результатов лечения сложнейших инфекционных ранений суставов. Тысячи военных были спасены от смерти или пожизненной инвалидности. 
Многие врачи с радостью учились у православного епископа. Он требовал от них делать всё возможное для спасения больных, говорил, что они не имеют права даже думать о неудаче. Епископа–хирурга всегда возмущали случаи непрофессионализма, невежества во врачебной работе, от которых страдали люди и которые в светской медицине, к сожалению, нередки. Владыка Лука не терпел равнодушия к медицинскому долгу. Он учил своих помощников человеческой хирургии. С каждым раненым он вступал в личные отношения, помнил каждого в лицо, знал фамилию, держал в памяти все подробности операции и послеоперационного периода. Ныне стали широко известными слова владыки Луки: "Для хирурга не должно быть случая, а только живой страдающий человек". 
Помимо того, что епископ Лука много оперировал, он должен был консультировать в разных госпиталях. За три недели 1942 года профессор побывал в семи госпиталях, осмотрел более восьмидесяти человек. Он просил разыскивать раненых с гнойными, осложнёнными поражениями тазобедренного сустава, тех, кого большинство хирургов считали обреченными. Многие раненые из безнадежных были вылечены. 
Красноярск был самым дальним городом, куда доходила волна медицинской эвакуации. И когда, преодолев тысячи километров, санитарные поезда довозили раненых до берегов Енисея, многие раны успевали нагноиться, костные ранения оборачивались запущенными остеомиелитами... 
Работать приходилось в невыносимых условиях: штат неумел и груб, врачи не знают основ хирургии. Всё это крайне плохо отражалось на здоровье Владыки. Во время операций он всё чаще опускался на стул: не держали ноги. Трудно было подниматься по госпитальным лестницам: давало себя знать хроническое заболевание лёгких, эмфизема. 
Если не было другой возможности спасти больного, владыка Лука шёл на рискованные операции. При этом Владыка не скрывал от умирающих близость их смерти, так как они могли пожелать христианской кончины. Об умерших епископ молился дома: перед войной в Красноярске закрыли последнюю церковь. Радости богослужения были лишены в городе тысячи людей. Рассказывают, что верующие приносили Владыке много икон, так что одна стена его комнаты блестела от окладов и лампадного света. 
Срок последней ссылки закончился в середине 1942 года. Той же осенью святителя возвели в сан архиепископа на Красноярскую кафедру. Возглавляя её, он продолжал хирургическую работу, возвращая в строй защитников Отечества. 
В 1944 году Владыка получил указ о назначении на Тамбовскую и Мичуринскую кафедру, а с 1946 по 1961 год был правящим архиереем Симферопольской и Крымской епархии. 
Владыка Лука сделал ряд открытий. Перу выдающегося хирурга принадлежат знаменитые "Очерки гнойной хирургии", которые вышли в свет в ноябре 1944 года. До сих пор они являются настольной книгой и учебником многих хирургов. 
В декабре 1945 года святителя наградили медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов". За выдающиеся достижения в медицине он получил Сталинскую премию первой степени, которую пожертвовал на нужды сирот. Всё это означало официальное признание беззаветного труда святителя. 
В 1958 году Господь послал ему новое испытание — слепоту на оба глаза. Однако Владыка видел духовными очами. Несмотря на страшный недуг, он регулярно совершал богослужения, постоянно проповедовал и принимал страждущих. 
Скончался Преосвященный Лука 11 июня 1961 года в день Всех святых, в земле Российской просиявших. Определением Синода Украинской Православной Церкви (Московская Патриархия) от 22 ноября 1995 года архиепископ Симферопольский и Крымский Лука причислен к лику местночтимых святых. В ночь с 17 на 18 марта 1996 года состоялось обретение его нетленных мощей, а 24—25 мая 1996 года — торжество прославления святителя. Многоцелебные мощи его почивают в Свято–Троицком кафедральном соборе Симферополя. 
В декабре 1999 года тогда ещё премьер–министр России В.В. Путин поручил Главной военной прокуратуре РФ изучить вопрос о реабилитации В.Ф. Войно–Ясенецкого. 12 апреля 2000 года архипастырь–мученик был официально реабилитирован по четырём уголовным делам. В августе 2000 года Юбилейный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви прославил священноисповедника Луку в сонме новомученников и исповедников Российских XX века. Его память совершается 11 июня (нов. ст.) / 29 мая (стар. ст.) и в день памяти Собора Крымских святых 28 декабря (нов. ст.) / 15 декабря (стар. ст.). 

 

  • слайд-2
  • слайд-3
  • слайд-5
  • слайд-6
  • slide-7